​Лихорадочная мечта об Ethereum родилась в сознании молодого Виталика Бутерина в 2013 году. Российскому ребенку приснилось, что человечество может иметь блокчейн, полный небезопасных смарт-контрактов, позволяющих людям терять миллионы долларов новыми и захватывающими способами. Белая книга Ethereum была написана в 2014 году, и сеть была официально запущена 30 июля 2015 года.​

Сейчас мы находимся в 2019 году, однако, платформа Ethereum почти не изменилась. Виталик пропал, и происходящая внутри проекта драма подрывает его. Так почему же? Что случилось?

Coinjazeera.news послали специального корреспондента Пепе Гренуй в Бангкок, чтобы он мог проникнуть во внутренние недра Ethereum Foundation и что-нибудь узнать.

Бангкок — красивый город в самом сердце Таиланда, полный безработных туристов, незнакомых с компьютерными науками, и цифровых ботаников-кочевников, которые работают на тех, кто с этими науками знаком.

Таким образом, журналисты посетили местную тусовку трансвеститов в надежде обонять причины замедления развития ETH. К нашему удивлению, мы обнаружили там несколько членов Ethereum Foundation, занятых поиском любви.

СМИ поговорили с пожелавшим остаться анонимным членом Ethereum Foundation Лейном Реттигом, пытаясь узнать, почему же замедлилось развитие Ethereum:

«Первые дни Ethereum были тяжелыми для малыша. Много белых парней в костюмах кричали друг на друга и порождали всевозможные драмы внутри нашей аутичной утопии. Это было слишком для молодого Виталика. Прошло всего несколько месяцев с тех пор, как он оставил своего отца. Тем не менее, мы продолжали строить будущее. Все было здорово до 2017 года, когда цена ETH начала стремительно расти, и Джо Лабином овладела жадность. В результате Виталик перегрелся и сделал то, что делает любой девственник с IQ больше 160 — он перебрался в Азию. В течение нескольких месяцев мы думали, что это к лучшему, казалось, он стал более спокойным и похожим на себя прежнего. Но в один прекрасный день изменения кода на Github замедлились. Мы не знали, что происходит, и позвонили Виталику — оказалось, что он проводит время с Томасом Греко».

Корреспондент не был уверен, кого имел в виду мистер Реттиг. Исследование показало, что вышеупомянутый Томас Греко является теневой загадочной фигурой, которая выступала в качестве специального советника OmiseGo — проекта, который почти полностью не является аферой и провозглашает девиз «грабь награбленное банками». Журналисты сумели выяснить, что проект реализует свой слоган путем перемещения денег инвесторов в свои собственные чемоданы. Они также узнали, что г-н Греко — очень духовный человек, и что Юго-Восточная Азия является идеальным местом, чтобы в полной мере практиковать духовность с состоящими в браке молодыми женщинами. Но какое отношение все это имеет к нашему ребенку-единорогу?

Журналисты интервьюировали еще одного анонимного члена Ethereum Foundation, человека в кимоно, который назвал себя Владом. Оказалось, что он изменился до неузнаваемости с момента их последнего интервью на Мальте, по-видимому, это объясняется слишком большим количеством диметилтриптамина.

«Томас показал Виталику… другую сторону жизни. Ту часть мира, которая не может быть сведена к строке кода или масштабируемой распределенной вычислительной платформе. Я говорю о том, что он показал Виталику силу киски».

Согласно судебно-медицинской экспертизе, анорексичный чемпион мира по блокчейну потерял девственность в начале 2017 года, когда Ethereum начал свой взлет над суетой. Это событие изменило нашего мальчика навсегда, поэтому имеет смысл объяснить, каким образом он потерял интерес к своему собственному проекту перед лицом чего-то рок-н-ролльно странного.

«Это было начало конца, чувак. Начало конца. Как только Виталик впервые почувствовал удовольствие, наступил крестец, — продолжил Влад. — Нам нужно было, чтобы Виталик оставался несчастным, сосредоточенным и не подозревающим о том, что жизнь может быть и красивой, и веселой, и комфортной, чтобы он мог делать деньги для всех нас — это та сделка, которую мы обсуждали с его отцом».

Когда мы закончили интервью, Влад предложил станцевать, так как он все еще был на работе, но журналисты вежливо отказались. Они поблагодарили игрока на многоствольной флейте за потраченное время и оставили ему кое-что на молоко и хлеб, исходя из понимания тяжести наступивших времен.

Репортеры забрели поглубже в район красных фонарей и услышали узнаваемый взволнованный визг, доносящийся из окна. Голос показался знакомым. Они услышали гнусавый и хриплый звук протяжно всасываемого воздуха, и подумали, что это, должно быть, наш мальчик. Заглянув в окно, они увидели Виталика Бутерина, окруженного азиатками, мужчинами, трансвеститами и животными. У него было отсутствующее выражение лица, он выглядел физически и эмоционально опустошенным. Репортеры отодвинули животных в сторону, чтобы поговорить с потерянным ребенком.

«Я решил, что мой рациональный выбор — вести этически гедонистический образ жизни, — вымолвил мальчик. — Отношения между мной, этими мужчинами, женщинами и сельскохозяйственными животными уже принесли огромную пользу миру. Произведя расчеты, я сумел определить, что мой фаллос нуждается в опыте более высоких удовольствий — только так я смогу успокоить чрезмерное возбуждение ума, которому необходимо сосредоточиться на поиске решения проблемы масштабирования. Я думаю, что смогу приступить к работе примерно в 2025 году, когда научусь контролировать свою подспудную сексуальную агрессию».

Виталика спросили о цене ETH, и он ответил:

«Ожидаемая стоимость ETH зависит от денежного потока комиссий, взымаемых за транзакции. Как вы думаете, за счет чего я оплачиваю это все? Я единственный, в ком заключена ценность всего блокчейна».

Репортеры оглядели комнату и увидели разбросанные повсюду аппаратные криптокошельки. Когда они заглянули за угол, тайский сотрудник каким-то образом сумел выстрелить одним из криптокошельков в корреспондента и попал ему в глаз. Мужчины начали прозревать: Виталик создает первый портфель ETH, существующий в реальном мире.

Журналисты оставили Виталика в покое и грустно покинули бордель, предложив ему изотонический напиток для восполнения потерянных им жидкостей. Являясь всего лишь командой репортеров, они не могли придумать, чем еще могут ему помочь. В них не было уверенности, что погружение себя в азиатскую чачу является правильном способом поиска решения проблемы масштабирования. В конечном итоге, они вернулись домой, отдав дань уважения суверенитету Виталика, и оставили неоперившегося юнца без постороннего присмотра — в том виде, в котором он и находился до их визита.

По возвращению, журналисты Coinjazeera.news продали все свои ETH.

Источник: Altcoin